Как я помог убийце…

Детали данной истории изменены, чтобы невозможно было найти истинных фигурантов дела.

Для «правоохранителей» — продолжайте воспринимать гипноз и эту историю как сказку, вам так жить будет легче…

Суббота.

Вечер. 20-38. Нормальные люди пьют в это время пиво и смотрят телевизор.

А я жду очередного клиента.

Признаюсь, жду с волнением и беспокойством.

Договорился клиент через своего представителя. Тот долго выяснял насколько всё конфиденциально и дам ли я расписку о неразглашении информации, полученной во время сеанса.

Заверил в полной конфиденциальности, но расписку и любые другие письменные заверения давать отказался.

Представитель пытался настаивать, но я предложил ему обратиться к другому специалисту и вопрос был снят.

Далее, были долгие дебаты о времени встречи. Я не принимаю клиентов позже 19-00, а вторая сторона настаивала на 22-00.

В итоге сошлись на 21-00, при этом я зарядил цену, значительно превышающую мои обычные гонорары…

Ровно в 21-00 раздаётся звонок в дверь.

На пороге двое – очень представительного вида мужчина в костюме и некогда, видимо красивый человек, лет сорока с выражением страдания на лице.

Проходим в мой кабинет. После очередной серии согласования конфиденциальности, финансовых вопросов и осмотром бдительным, представительным мужчиной, который оказался адвокатом, моего кабинета на предмет диктофонов и скрытых камер, начинаем разговор.

Мой потенциальный пациент Дмитрий. Убил человека. Точнее, не человека, а педофила. Вовремя пришёл с работы. Подонок ворвался в квартиру вслед за дочерью Дмитрия. И к моменту прихода Дмитрия, стоял над его дочерью с приспущенными штанами…

Увидев перед собой здорового мужика, педофил, пытался кричать, что он болен, его надо лечить… что-то про закон и правосудие. Эту часть событий Дмитрий помнил плохо, т.к. включились здоровые инстинкты защиты своего потомства и очнулся он, когда всё было кончено…

Но, поскольку государство значительно больше заботится о педофилах, чем о праве граждан защищать себя и своих детей, то ему грозит реальный тюремный срок.

Дополнительное осложнение – педофил был судебным приставом, поэтому другие педофилы из его ведомства давят на суд.

В силу всего вышеизложенного самооборона может обернуться Дмитрию долгим, реальным сроком.

Поэтому адвокат хочет выставить произошедшее как несчастный случай. А для этого, в первую очередь, необходимо, чтобы Дмитрий сам в это верил и «правильно» прошёл тест на полиграфе.

Помочь честному человеку. Нагадить судебным приставам (больше судебных приставов я ненавижу только налоговых инспекторов) Поиздеваться над кривоохранительной системой. При этом заработать хорошие деньги.

Не работа – мечта! Тем более, что полностью соответствует моим морально этическим нормам.

А также сама тема трансформации воспоминаний интереснейшая тема для работы.

Разумеется, я соглашаюсь.

Начинаем работать. Гипнабельность у Дмитрия не очень, поэтому два сеанса трачу на то, чтобы он дошёл до кондиции и погружался на достаточную, для подобного уровня работы, глубину транса.

Видя, что Дмитрий мучается, хоть и не человека убил, но всё-таки жизнь отнял. Отправляю его к Наставнику, обсудить эту тему.

Дмитрий успокаивается. Не знаю, что сказал ему Наставник, Дмитрий отказался озвучить это и я уважаю его право.

Далее, работа идёт значительно проще. Дмитрий легко принимает внушение, согласованной с адвокатом легенды.

Ставлю свой любимый код 3 – 5 – 7 – 1, на новое развитие событий.

Дмитрий неожиданно вспоминает, что он только слегка толкнул пристава-педофила, а тот оступился через порожек и упал. Падая, зацепил шкаф и тот, в свою очередь завалившись на него и нанёс все те травмы, которые обнаружил патологоанатом и указал в своём заключении (шкаф на педофила действительно упал, но по другим причинам и не сразу)

Клиент сам начинает искренне верить в эту историю.

В виду ценности для меня подобного опыта работы, еду к полиграфологу вместе с Дмитрием и в машине даю последние установки и настройки. Сам ставлю нужные коды.

Позже выясняется, что полиграф пройден блестяще и Дмитрий искренне верит, что всё так и было.

На суде это является одним из решающих аргументов защиты.

Плюс грамотная работа адвоката, иждивенцы, нет никаких шансов разрушить предъявленную защитой версию, в итоге условный срок и компенсация семье пристава-педофила…

Одна из моих любимых работ, на сегодняшний день.

Работа достаточно старая, не пытайтесь искать её в судебных хрониках. Город, многие обстоятельства, детали, имена я изменил в рассказе.

Плюс собственная техника работы с памятью, которая постепенно совершенствуется…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *